Что нас ожидает после завершения моратория на банкротство

Пока действует мораторий, кредиторы не могут банкротить должников. Но, в соответствии с Постановлением Правительства No 497 от 28 марта 2022 г., такая ситуация будет сохраняться только до октября этого года. После окончания моратория, юристы прогнозируют большую волну банкротств, направленную не только на наших граждан и организации, но и на привлечение иностранных компаний к субсидиарной ответственности.

Во время действия моратория исполнительные производства были приостановлены. Запрет распространялся даже на долги, которые возникли до публикации постановления. Многие эксперты соглашаются, что на тот момент включение моратория было необходимостью, которая помогла предпринимателям и гражданам оценить ситуацию и подготовиться к дальнейшим событиям. Но другие юристы уверены, что реализация моратория в отношении любого кредитора не совсем верное решение. Можно было достичь большего, если бы мораторий распространялся не на всех, а на тех граждан и организации, которые сильно пострадали в начале весны.

Не будем отрицать, что в первое время введение моратория сыграло положительную роль. Но спустя некоторое время, когда многие оправились от первого шока, он уже не играет такой сильной роли.

В первое время после введения моратория, государственные и судебные органы не понимали, как грамотно существовать в сложившейся ситуации. Первоначально объяснение использования моратория появилось от ФССП. Во внутреннем регламенте ФССП появилась информация, что исполнительное производство может быть приостановлено по требованию должника, если у него нет отсутствует имущество для погашения долга. Через месяц, после информации от ФССП, появилось более жесткое ограничение от Минюста. Министерство предлагало причислять к должникам только тех лиц, которые запустили процедуру банкротства.
Но тут в дело включились налоговая служба и Центробанк, которые посчитали, что под запрет попадают любые списания средств у должников. Схожую точку зрения приняли и судебные органы.

Например, после рассмотрения дела No А40-233155/2020 ВС принял решение, что после начала моратория приставы обязаны приостановить действующие исполнительные производства. Также было указано, что запрет на списание средств у должника должен быть приоритетным.

После публикации позиции ВС по этому вопросу, многие инстанции приняли это во внимание и начали принимать схожие решения. Хотя в первое время суды не обращали внимания на императивность и занимали сторону кредиторов.

По словам Главы Минэкономразвития М. Решетникова правительство не планирует продлевать мораторий. Но многие эксперты уверены, что мораторий необходимо сохранить, но только в отношении тех компаний, которые смогут доказать, что эта мера им необходима.
Если продления моратория не будет, то к концу осени возможен всплеск корпоративных банкротств, которая затронет не только должников, но и может повлечь привлечение иностранных бенефициаров к субсидиарной ответственности.

Предстоящие судебные споры будут сложными, и решить их за короткое время не получится. Во-первых, необходимо заранее уведомить контрагента о предстоящем разбирательстве, что может занять по времени около года. А во вторых, многие бенефициары зарегистрированы в недружественных странах, и как добиваться исполнения судебных решений в таких условиях непонятно.

Субсидиарная ответственность и субординация

В последний год Верховный суд заметно смягчил подход к ответственности в отношении топ-менеджеров банков, прошедших через банкротство. При рассмотрении дел экономколлегия решила исключить привлечение к субсидиарной ответственности представителей менеджмента среднего звена. В качестве подтверждения можно вспомнить дела «Балтики», «Гринфилда» и некоторых других банков. При рассмотрении дела судебная комиссия по экономическим спорам учитывала три критерия, наличие которых подтверждало виновность руководителей:

  1. имели возможность влиять на деятельность банка;
  2. после их действий возникли негативные последствия для банка;
  3. ответчик был инициатором, соучастником или выгодоприобретателем реализованных действий.

Субординация – это еще одна значимая тема для банкротных дел. При такой ситуации происходит перенос требований за реестр. Это означает, что они будут рассматриваться только после окончательного погашения требований кредиторов, присутствующих в реестре. Постепенно ВС ужесточил подход к этому вопросу, и в конце лета появилось решение экономколлегии, что субординировать можно даже долги по заработной плате при процедуре банкротства.

Для примера можно привести решение по делу No А41-51561/2013, когда кредитная организация задержала выплату зарплаты своему экс-руководителю за несколько месяцев. При этом, при рассмотрении дела о банкротстве банка, было принято решение о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности. После рассмотрения материалов дела ВС постановил, что при таких условиях задолженность по зарплате должна быть выведена за реестр.

Стоит отметить, что происходит ухудшение положения залоговых кредиторов. Теперь мораторные проценты не обладают приоритетом при погашении. Дополнительно на залогового кредитора могут «повесить» имущественные и текущие налоги. Также нет точной информации по ограничению периода, и таким образом может быть вынесено решение об уплате налогов за любой период. Стоит уточнить, что единого мнения по этому вопросу нет, и разные нижестоящие инстанции принимают противоречивые решения.

Что нас ожидает

Судам в ближайшее время придется потрудиться и разобраться со многими вопросами. Основное место занимает вопрос использование времени моратория. Судам предстоит детально рассматривать вопрос, какие цели преследовала компания во время моратория. Были ли действия направлены на реабилитацию бизнеса или все делалось для того, чтобы вывести активы из-под долга. Принятые зарубежными странами санкции затрудняют поиск выведенных активов за рубеж.

В отношении юридических и физических лиц, которые запустили процедуру банкротства, могут применять новые положения и каждый вариант оспаривания сделки, привлечения к субсидиарной ответственности или субординации требований кредиторов будет рассматриваться более пристально.

Большинство специалистов соглашаются во мнении, что при рассмотрении будущих дел надо быть готовым к новому применению норм, которые могут отличаться от ранее используемых вариантов. Судам предстоит детальное погружение в материалы дела и выяснение всех нюансов. Если смотреть в общем плане, то в ближайшее время судебная практика по делам о банкротстве может пополниться новыми применения законодательства, которые будут основываться на новых реалиях, а не на ранее принятых решениях.

все статьи

Оцените статью