Мошенничество совершено третьим лицом.

Будет ли директор юридического лица отвечать по его долгам, если он никак не причастен к выводу активов? А, если в то же время уже в уголовном суде рассматривается уголовное дело, касающееся мошеннических действий с активами этой же фирмы. И его фигуранты внешне не имеют отношения к неплатежеспособной компании.

Юристы спорят о том, можно ли говорить о возможности привлечения руководства юрлица к субсидиарной ответственности до того, как материалы уголовного дела будут рассмотрены в суде, и судья вынесет приговор.

Одна компания, одно уголовное дело и одно дело о банкротстве

Практика арбитражных дел достаточно разнообразна. Нередко встречаются ситуации, к которым можно применить следующие постулаты:

  1. Конкурсные кредиторы настаивают на привлечении руководства юридического лица, в том числе бывшего, к субсидиарной ответственности. Основание — п. 10 ст. 61.11 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 года. Данная статья предусматривает привлечение руководства к ответственности, если его действия (бездействие) стали причиной несостоятельности юрлица.
  2. В период работы одного из директоров (иных руководителей) компания лишилась значительной части активов. При этом топ-менеджмент настаивает на том, что документы, в соответствии с которыми активы перешли к третьим лицам, подделаны.
  3. Факты вывода имущества рассматриваются в рамках уголовного дела. Но руководитель, которого планируют привлечь к субсидиарной ответственности, в рамках уголовного дела является только свидетелем. Обвиняемые — третьи лица, действующие на основании подложных накладных, доверенностей, договоров. Это могут быть и владельцы, директорат «технических» фирм, созданных только для вывода активов с компании-банкрота.

Рассмотрение подобных дел о банкротстве сопряжено с рядом проблем. Директор заинтересован в том, чтобы доказать свою непричастность к выводу активов. Проблема усложняется, если речь идет о недвижимости. Все сделки регистрируются в Росреестре. Соответственно, следственным органам приходится изымать все договоры, имеющие отношение к делу, для проведения почерковедческой экспертизы.

Дополнительные сложности начинаются, если к моменту открытия дела о несостоятельности еще не вынесен приговор рамках уголовного судопроизводства. В этом случае руководителю общества, которого привлекают к субсидиарной ответственности, придется повторно доказывать, что он непричастен к махинациям.

В соответствии со ст. 69 АПК РФ нет оснований освободить его от процедуры доказывания. Но для этого нужны образцы подписей заинтересованных лиц на договорах, направленных на вывод активов. В то же время оригиналы документов находятся у следователя и передаются в уголовный суд в качестве доказательств вины обвиняемых. Судье арбитражного суда приходится работать с копиями и использовать их опять-таки для проведения почерковедческой экспертизы.

  1. Если учитывать положения п. 10 ст. 61.11 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 года в рамках арбитражного дела необходимо доказать два факта:
  2. Директор, которого планируют привлечь к субсидиарной ответственности, не подписывал документы, относящиеся к выводу активов.
  3. Фальшивые документы подписаны третьими лицами.

Как ситуация складывается на практике

Судьи ВС РФ допускают использование ксерокопий для проведения почерковедческой экспертизы. Основание — п. 9 Обзора ВС РФ № 4 за 2020 год.

Такая же позиция отражена в определении коллегии ВС РФ по гражданским делам от14.03.2017 года № 20-КГ16-21 и ПП ВАС от 04.04.2014 года № 23.

  1. Но, как говорят юристы, возможны проблемы различного характера, например:
  2. Судьи на местах не принимают результаты подобных экспертиз к рассмотрению. Причина заключается в том, что эксперты не могут уверенно сказать, кому принадлежит подпись. Именно так складывалась ситуация в делах № А29-14957/2017 и № А40-150693/2020 (Апелляционная инстанция).
  3. Эксперт отказывается работать с копиями, так как они имеют очень плохое качество. Либо ему не предоставили в работу достаточное количество свободных образцов. Именно так произошло в деле № А43-19475/2018.

В рамках арбитражного процесса не всегда возможно изучить и направить на экспертизу документы, имеющие отношение к делу. Причина может заключаться в том, что нужные бумаги в то же время могут проходить в качестве доказательств по другому делу, в том числе уголовному. Некоторые юристы считают, что в подобных ситуациях суды должны принимать к сведению результаты экспертиз, проведенных с использованием копий. Исключение может быть сделано только для ситуаций, когда есть обоснованные основания сомневаться в подлинности документов и/или подписей.

Какие еще проблемы возникают на практике

Только провести экспертизу подписей на основании оригиналов или даже копий недостаточно. Контролирующему лицу предстоит доказать, что действия, направленные на вывод активов, проводились без его ведома. На данный момент времени сложился подход, в соответствии с которым наличие поддельных подписей не доказывает непричастность определенного лица к совершению противоправных действий.

Руководителю еще предстоит доказать, что он ничего не знал о сомнительных сделках, не давал согласие на их заключение. Это возможно, но при условии, что приговор по уголовному делу, связанному с выводом активов, будет вынесен до рассмотрения дела о банкротстве по существу.

Пока же уголовное дело находится на стадии рассмотрения, бенефициары, руководители очень ограничены в выборе средств защиты своих прав и интересов. Даже если в рамках уголовного дела и есть подозреваемые и/или обвиняемые, это не освобождает топ-менеджмент от необходимости доказывать свою непричастность к происходящему на основании ст. 69 АПК РФ.

Юристы говорят о том, что в подобных обстоятельствах целесообразно отложить рассмотрение дела о банкротстве с учетом ст. 143 АПК РФ до момента, как будет вынесен вердикт по уголовному делу о махинациях с активами. Но судьи редко принимают решения о подобных приостановках, когда кроме оснований по п. 10 ст. 61.11 закона «О банкротстве» вменяются и иные, например по п. 1. ст. 61.12 закона «О банкротстве».

Анализ сложившейся практики позволяет выделить несколько оснований для отказа в приостановлении рассмотрения дела о несостоятельности:

  1. Судья полагает, что сможет самостоятельно оценить действия бенефициаров или руководства неплатежеспособной компании.
    Судья полагает, что даже при наличии обвинительного приговора вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности можно рассматривать. И контролирующие лица должны доказать, что это не так. Такая позиция прослеживается в делах № А29-5568/2015, № А40-172827/2019 и т. д.

Но, например, в деле № А40-228/2014 судья все же принял решение приостановить рассмотрение дела до момента вынесения вердикта в рамках уголовного процесса.

Юристы полагают, что каждое подобное дело нужно рассматривать индивидуально. Суды должны проверить, есть ли иные основания отказать в привлечении директоров и/или бенефициаров компании-банкрота к субсидиарной ответственности. Если такой возможности нет, целесообразно переходить к рассмотрению дела о банкротстве по существу только после того, как уголовный суд вынесет свое решение. Это относится и к тем делам, когда факты мошенничества, незаконного вывода активов не сопряжены с несостоятельностью компании напрямую. Но по результатам рассмотрения таких дел можно установить, кто и как выводил активы юрлица. На основании подобных фактов можно принимать решение о том, стоит ли привлекать директора к субсидиарной ответственности на основании п. 10 ст. 61.11 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 года.

все статьи

Оцените статью