процесс регулирования интеллектуальных прав

Покупка товаров с оплатой в интернете, заказ ресторанных блюд в мобильном приложении, вызов такси к подъезду, заказ государственных услуг, оплата покупок бонусами и многое другое стало обыденным явлением. Люди привыкли к существованию инновационных технологий и развитию цифровой экономики. Прогресс не стоит на месте, системы постоянно развиваются, предоставляя новые перспективы. Однако многие аспекты, связанные с функционированием баз данных, нуждаются в юридической защите. Существующие формулировки норм действующего законодательства дают обобщённые ответы на вопросы. При этом некоторые из них остаются без ответа.

Статистика судебной практики неоднозначна на сегодняшний день. В ней были громкие дела относительно социальных сетей, когда имело место неправомерное использование баз данных всем известного ресурса. Судебная инстанция, занимающаяся интеллектуальной собственностью, до сих пор рассматривает подобные дела. Суды предварительных инстанций занимали неоднозначные позиции, которые были противоречивыми.

На данный момент отрасль IT заметно обгоняет развитие права, потому формулировки в области юриспруденции не полностью отображают суть современных информационных баз. Пробелы в юридическом регулировании являются отличной лазейкой для разного рода махинаций.

Креативные базы

Согласно статье одна тысяча двести шестьдесят (часть два) Гражданского кодекса, база данных представляет собой совокупность объективированных самостоятельных материалов оптимально систематизированных для быстрого поиска с помощью электронных вычислительных машин.

Креативными признаются базы, отнесённые к составным частям произведения. Кому же принадлежат права на такой объект? С точки зрения юриспруденции они находятся у составителя. К креативным нельзя отнести базы данных, разработанные без применения творческих способностей и усилий. Например, пополняемые автоматическим способом в алфавитном порядке.

Законодатель акцентировал внимание на мероприятиях, направленных на сбор, анализ и размещение материалов. Этот момент не совсем понятен и, по мнению юристов, нуждается в доработке. Ценность информационной базы состоит не только в её последовательности, но ещё и в сути материалов. Один из составляющих фрагментов базы не во всех случаях можно причислить к интеллектуальной собственности. Автору, работающему над этими проектами, необходимо постараться доказать, что по контексту ГК он является изготовителем, а не от скуки написал от двадцати до семидесяти листов для информационной базы.

Инвестиционные базы

Сейчас пойдёт речь о базах, формирование которых подразумевает привлечение финансов, а также использование затрат другого типа: организаторов и т.д. согласно части первой статьи одна тысяча триста тридцать четыре ГК. Автору изготовленного объекта принадлежит исключительное правовое основание производить извлечение материалов из него, чтобы использовать в собственных целях. Если не доказано обратное, можно считать, что база нуждается во вливании значительных затрат, где находятся более десяти тысяч самостоятельных материалов.

Возникающая неопределенность с трактовкой термина «информационный элемент» несколько ограничивает инструменты для защиты маленьких баз, содержащих детальную информацию в каждой отдельно взятой карточке. Если в информационной базе находится меньше десяти тысяч самостоятельных свободных элементов, без проведения специальной экспертизы не обойтись.

Исключительное право автора на продукт

Если опираться на общие правила, никто из авторов не имеет законных оснований для получения из информационной базы данных с целью их неправомерного использование. Речь об использовании информации без согласия на такие действия правообладателя. Первая часть статьи 1334 Гражданского кодекса регулирует эти положения.

Законом подобный процесс предопределяется в качестве транспортировки полного содержания информационной базы или её значительной части на сторонний носитель с привлечением технических установок в любой форме.

Приведённой формулировки может оказаться не совсем достаточно для полноценной защиты правообладателя баз. Нормативные акты не дают конкретного ответа на вопрос правомерности распространения баз, если выборка материалов носила признаки законности. Запрещено на законодательном уровне их использование, если базы получены незаконным путём. Лицо, которое на базе лицензионного договора получило необходимые данные, может признаться судом нарушителем. Но есть и обратная сторона: физическое или юридическое лицо, купившее законно извлечённую, но незаконно проданную базу, может считаться добропорядочным при условии, что оно не знало этих нюансов?

Какая судебная практика сложилась на сегодняшний день?

С подобными обращениями физические и юридические лица приходят в суды нечасто. Одним из нашумевших дел стало рассмотрение ситуации, возникшей между одной из известных социальных сетей и российским предприятием. Истец предъявил претензию ответчику, обвиняя его в использовании информационной пользовательской базы с целью создания на их основе собственных продуктов для финансовых учреждений. Ответчик, по мнению истца, собирал персональные конфиденциальные данные о заемщиках и проводил мониторинг их кредитных рисков.

С точки зрения социальной сети база данных относится к инвестиционной базе, в которую были вложены такие ресурсы как работа сотрудников, финансы, время и опыт. Ответчик свои действия списывает на индексацию и свою правоту аргументировал тем, что информация, полученная им, не стала достоянием третьих лиц.

Сначала московский Арбитражный суд отказал истцу в его просьбе признать действия компании, которая воспользовалась клиентской базой, незаконными. Апелляционный суд признал, что данные копировались с одного носителя на другой согласно первой части одна тысяча триста тридцать четвёртой статье Гражданского кодекса. Суд, рассматривающий дела по вопросам интеллектуальной собственности, отправил дело на пересмотр и порекомендовал проведение экспертизы.

В начале 2021 года Апелляционный суд опять посчитал права истца не нарушенными. Дело за Судом по интеллектуальным правам. Он решит, кто прав.

Подобный иск не был удовлетворён в 2018 году корпорацией, судившейся с автоматическим сервисом одной из компаний. Истец потребовал прекратить нарушения прав его интеллектуальной собственности. В рамках рассмотрения дела стало понятно, что ответчик брал из базы данных резюме соискателей и предоставлял к ним доступ, не поставив в известность сайт по подбору персонала. Ответчик говорил, что пользовался оплаченным доступом. Первая инстанция отказала истцу, Московский городской суд посчитал, что ответчик не пользовался доступом к платной части базы на незаконных основаниях. Судьи ссылались на третий пункт одна тысяча триста тридцать пятой статьи ГК. Нарушением, согласно упомянутой статье, признаётся не только неоднократное использование материалов, а ещё и несоответствие данных действий нормальному функционированию базы данных и нарушение прав изготовителя.

Относительно законности Scraping существует система получения «больших данных» из активных баз с других порталов. Если конкурент создаст альтернативный продукт, грамотно обходит алгоритм технических блокировок, в соглашении присутствует запрет на Parsing и Scraping, тогда это нарушение. К такому выводу пришли эксперты, приводя в пример практику Соединённых Штатов Америки и Европейского Союза.

В одном из рассматриваемых дел суды оценивали договор семилетней давности на совместное создание базы данных двумя предприятиями. По соглашению одно из сообществ занималось созданием результатов интеллектуальной работы, взяв на себя восемьдесят процентов всего процесса. А второе сообщество занималось разработкой базы, мониторингом элементов, предоставляло программное обеспечение, взяв на себя двадцать процентов от общей работы. По договорённости прибыль предприятия должны были делить договорились делить по пятьдесят процентов. Спустя некоторое время компания, выполняющая восемьдесят процентов работы решила, что партнёр должен ей около полумиллиона рублей.

Суды на практике могут квалифицировать сомнительную сделку между компаниями как договор обычного товарищества согласно пятьдесят пятой главе Гражданского кодекса Российской Федерации. Например, слияние капиталов и слаженные действия нескольких лиц без учреждения юридического лица для извлечения прибыли или другой законной цели. Судебной инстанцией был отклонён довод ответчика, что в подписанном сторонами соглашении присутствуют признаки договора авторского заказа. Ответчик настаивал на том, что в иске речь о договоре так называемого возмездного оказания услуг: о создании тематических рабочих материалов. Однако судебная коллегия отклонила его аргументы, опираясь на пункт о распределении дохода двумя равными частями. Контракт был подписан, а накопившийся долг, по мнению суда, необходимо выплатить. Суд по вопросам интеллектуальной собственности оставил принятое предыдущей инстанцией решение без изменения.

При возникновении спорных вопросов обращайтесь к специалистам в области юриспруденции.

все статьи

Оцените статью